После канона, после трипеснца на утрени поется ексапостиларий, то есть светилен, песнопение, которое в древности исполнялось на рассвете, когда уже встает солнце. Специальный певец выходил на середину храма и пел песнопения торжественным напевом.

Чертог Твой вижду, Спасе мое, украшенный,/ и одежды не имам, да вниду вонь;/ просвети одеяние души моея,/ Светодавче, и спаси мя

Хор Сретенского монастыря

Прот. Сергий Правдолюбов:

“Вставайте!

Пока мы молоды мы этому придаем мало значения, а к старости, когда нам уже помирать пора, мы об этом много думаем, ведь мы будем положены во гроб, засыпаны землей, пройдет столько-то лет или тысячелетий, как Бог скажет: «Вставайте, мертвые! Идите на суд! Выходите из земли!» И море отдаст своих мертвецов, и огонь отдаст и космос, и вся земля вскипит от множества людей. И вот они все выйдут из земли – в чем? Наги. Тело у них возвратится, а одежда – где? Наготу можно будет прикрыть лишь «одеянием души».

«Я, – говорит Андрей Критский в Великом каноне, – испортил всю свою одежду первую, я всю загрязнил ее. Я всю ее измазал всякими нечистотами, я разодрал ее на всевозможные части». Где же моя одежда? Просвети одеяние души моея, Господи!» Автор светильна называет Господа «Светодавче». «Ты даешь свет, так просвети, то есть сделай светлым, наполненным невещественным светом одеяние души моея».

До смерти еще можно успеть покаянием, слезами, молитвами просветить одеяние души своей. Для этого и дается Великий пост, чтобы мы одеяние души своей просветили. Иначе потом будет очень стыдно: все вокруг святые, все сияют, а ты выходишь и никаких следов одежды нет, и ты в безобразии своем, в грязи и нечистоте, куда пойдешь? Что ты будешь делать? Пока жив, надо об этом думать!

Эта тема касается будущего всех людей, каждого человека, и на Страстной Седмице особенно ярко всё это проясняется.

«Чертог Твой вижду, Спасе мое, украшенный,/ и одежды не имам, да вниду вонь;/ просвети одеяние души моея,/ Светодавче, и спаси мя».”